Сидорин Владимир Ильич

Сидорин Владимир Ильич генерал-лейтенант, Георгиевский кавалер, участник Белого движения

Сидорин Владимир ИльичСложная судьба его поколения, прошедшего через российские катаклизмы, отразилась на военной жизни Сидорина.

Владимир Сидорин родился зимой 1882 года в станице Есауловской Области Войска Донского, происходил из дворян. Окончил блестяще Донской кадетский корпус, Николаевское инженерное училище, академию Генштаба и Офицерскую воздухоплавательную школу. Полковник.

Сидорин участвует в русско-японской и Первой мировой войне в должности начальника штаба 102-й пехотной дивизии.

До революции 1917 года он служит начальником штаба 3-го Кавказского армейского корпуса, затем в штабе Западного фронта. В Союзе офицеров армии и флота являлся заместителем председателя.

Сидорин принимает деятельное участие в борьбе с властью большевиков. В ноябре 1917 года состоит членом вербовочных организаций в Москве и Петрограде, затем выезжает на Дон. Участвует во взятии Ростова. Начальник полевого штаба атамана Каледина, до трагической смерти последнего. Затем начальник штаба в боевых частях Белого Движения.

Из публикации тех лет года автора В.Севского «Степные генералы» о Сидорине:

«Владимир Ильич был в штабе всем. В худощавом молодом полковнике залежи спокойствия. Казаки потеряли Дон, Сидорин, казак Есауловской станицы, не потерял головы. Заметала вьюга пути и тропинки
маленькой степной армии. Сидорин фонариком военного разума освещал ее путь».

Сидорин участвует в драматическом «Степном походе» по Сальским степям как начальник штаба походного атамана Войска Донского П.Х. Попова. Он близко знал и служил вместе с видными военачальниками Белого сопротивления, в т.ч. с основателем Добровольческой армии генералом М.А. Алексеевым.

Из их совместного приказа о победе белой Усть-Медведицкой конной дивизии над 39-ой советской дивизией в районе станицы Трехостровской нашего края.

«Считаю своим долгом подчеркнуть ещё и ту доблесть частей 14-ой конной бригады, которая была проявлена ими при переправе красных в районе Трех-Островянской 26 августа, и в особенности 9-го сентября у станицы Кременской.

Следя за действиями 14-ой конной бригады с самого начала ее формирования, все более убеждаюсь в том, что полки славной бригады в будущих боях с красными будут выходить только победителями. От лица Донской армии приношу всем чинам бригады мою глубокую благодарность.

№04481, х. Манойлин. Ген.- лейтенант Сидорин, Ген.- майор Алексеев».

С мая 1918 года, Сидорин, вследствие разногласий, был отправлен в отставку.

В декабре этого года Главнокомандующим Вооруженными силами Юга России, по соглашению с Атаманами Всевеликого Войска Донского и Кубанского, стал генерал-лейтенант А.И. Деникин.

В феврале 1919 года при молчаливом согласии Деникина был уволен с поста атамана Всевеликого Войска Донского П.Н. Краснов и его верный сподвижник генерал С.В. Денисов. Деникин назначает Сидорина командующим Донской армией. Вот мнение опального П.Н Краснова.

«Первым действием генерала Сидорина было разрешение генералу Семилетову формировать из молодежи партизанские отряды. Потянулись пятнадцатилетние мальчики, кадеты, гимназисты...

Генерал Сидорин стал употреблять партизан Семилетова, 10-ю Донскую казачью дивизию генерала Абрамова, и вообще постоянную армию, состоящую из низовых казаков, цвет Донского войска, на самые опасные дела.

Погибли дети в боях на Маныче, отстаивая Новочеркасск, а те которые остались живыми, вышли из этих боев с навеки искалеченной молодой жизнью. Они повидали насилия, грабежи, неистовство над жителями, они узнали убийство и ужас войны».

4 июля 1919 года в Царицыне генерал Деникин объявляет войскам знаменитую, но неперспективную «Московскую директиву», направленную на захват Москвы. Сидорин должен был выходить на фронт
Камышин-Балашов.

Однако затеянный Деникиным поход на Москву провалился. Белые отступали, в тылу нарастал развал и паника. «…Высшие военные и гражданские чины стали сомневаться в способности Деникина осуществлять верховное командование». Командующий Донской казачьей армией Сидорин и его начальник штаба Кельчевский открыто возлагали во многом вину на Деникина. Врангель стремится занять пост главкома Деникина, к чему старался склонить Сидорина. Для отстранения Деникина предложил провести совещание командующих, но Сидорин отказался.

Белые полки после сдачи Харькова откатывались к югу… Генерал Сидорин возглавлял общее командование на Новороссийской и Ростовской позициях.

Сидорина при формировании войск, эвакуированных из Новороссийска, ставят командиром Донского корпуса.

В апреле 1920 года генерал П. Н. Врангель внезапно смещает Сидорина с этого поста. Вместе с начальником штаба корпуса генералом А. К. Кельчевским, бывшим начальником Царицынского фронта, отдает под суд, подозревая в тяжкой измене Белому делу. За что?

Ответ находим в издании «Вестник Донской армии», несогласного с подчинением донцов Врангелю.

«Какое нам дело до России? Хочет она себе коммуну – пусть себе живет, хочет царя – пусть себе наслаждается, мы хотим жить так, как нам разум, совесть и дедовский обычай велят. Истекли мы, казаки, кровью до последней степени… Мы еще можем драться с врагом по пути нашего движения в родные опустевшие станицы, но нет у нас сил для борьбы с врагом по пути к сердцу русского народа – Москве».

«Суд под председательством генерала Драгомирова приговорил обоих генералов к каторжным работам, каковое наказание я заменил им, во внимание к прежним боевым заслугам Донской армии, исключением
со службы с лишением мундира», - констатирует в мемуарах Врангель, ставший вместо Деникина главкомом ВСЮР. Нашумевший процесс по делу генералов Сидорина и Кельчевского, состоявшийся в Севастополе в мае 1920 года подробно описан в воспоминаниях полковника И.М. Калинина «Под знаменем Врангеля», изданных в 1925 году в Ленинграде.

Сидорин после помилования его П. Н. Врангелем, взявшем на себя полноту военной и гражданской власти, выехал за пределы России.

Унес с собой в изгнание В.И. Сидорин полученные на фронтах раны, орден святого Георгия 4-ой степени, Георгиевское оружие и другие награды.

С мая 1920 года он находится в эмиграции в Болгарии и Югославии.

Затем в Чехословакии служил в Генеральном штабе на должности чертежника. Сидорин публиковал в Зарубежье статьи по истории Гражданской войны.

Во время Второй мировой войны он выехал в фашистскую Германию. Почему? Там он провел последние годы жизни.

Седоволосый Сидорин, развернув томик стихов такого же эмигранта Н. Туроверова, рядом чашка кофе и рюмка рома, перечитывал с грустью:

Эти дни не могут повториться –
Юность не вернется никогда.
И туманнее и реже сняться
Нам чудесные, жестокие года.
С каждым годом меньше очевидцев
Этих страшных, легендарных дней
Наше сердце приучилось биться
И спокойнее, и глуше, и ровней.

Скончался Владимир Ильич Сидорин 20 мая 1943 года в Берлине, где и похоронен.

Об удачах и трагедии неординарного генерала Сидорина упоминают в зарубежных изданиях видные деятели Белого дела.

Николай Бичехвост.

Недостаточно прав для комментирования