Шуруповы

Шуруповы, казачий род станицы Усть-Медведицкой

ШуруповыВ старинных архивах о казаках Шуруповых упоминается с 1750 года, и они уже укрепились на беспокойном степном Диком поле. К 1800 году их родословная насчитывала более 60 известных донцов, как правило, отличившихся на ратном поприще.

Военное сословие Шуруповых сражается в казачьих полках в суровой русско-турецкой войне под Яссами, Рымником. После бьется в Польской компании 1792 года и в Крымской войне 1853 – 56 гг., а затем на Кавказской линии с отчаянными горцами, когда одни не просили, а другие не давали пощады.

Василий Алексеевич Шурупов (р. около 1766 – 1843) участвует в 1801 году в секретном Оренбургском походе донского войска на порабощенную англичанами Индию, которая долго жила в убеждении, что только сильные русские смогут помочь им обрести свободу.

Шурупов Климент Васильевич (р. около 1799), из дворян, отменно служил при донском войсковом атамане Иловайском в Санкт-Петербурге, в Крыму, по берегам Черного и Азовского морей. За отличие в службе награжден бриллиантовым перстнем, стал подполковником. Однако, не зря говорится, что «Счастье, словно маков цвет. Сорвешь цветок, его уж нет». В 1850 году Климент Васильевич был предан военному суду за «лихоимство и другие проступки, допущенные на границе».

Лев Климович Шурупов (р. около1820), происходил из дворянских детей, участник геройской Крымской войны 1853 – 1856 гг., войсковой старшина, а впоследствии казначей огромного и богатого Усть-Медведицкого округа.

Иван Львович Шурупов (р. 1855), воевал в русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг., получил чин подъесаула; затем состоял на службе законов империи, к на должности почетного мирового судьи Усть-Медведицкого округа.

Многие Шуруповы несли напряженную пограничную, кордонную службу в чужедальней Пруссии, шляхетской Польше, на Царицынской линии и по Астраханскому проезжему тракту.

Шуруповы вместе с казаками станицы Михайловской сопровождал в конвое императрицу Екатерину Великую при поездке в Крым, демонстрируя боевую мощь в канун войны с османской Турцией.

Казаки чутко охраняли Екатерину Вторую в этом вояже, сверкая наконечниками пик, золотом сабель и наград. Во весь голос распевали они в отвоеванном у татар-турок полуденном Крыму:

Кровь пролить готовы смело,
За царя, за Русь стоим,
Люд в обиду православный
Басурману не дадим…

… А когда нахлынула кровавый вал Гражданской войны, многие казаки Шуруповы участвовали в Белом движении.

Из приказа офицера Белого движения А.В. Голубинцева, возглавившего в 1918 году антибольшевистское восстание казаков станицы Усть-Хоперской:

«Делегаций никаких не принимайте. Переговоры будем вести тогда, когда ни одной красной сволочи не будет в Усть- Медведице. Население поголовно восстало. Прибыли отряды (подъесаула Шурупова) из-под Чистяковки. Отбито оружие и 400 голов скота. Арестованных ни в коем случае не выпускать. Казаки горят желанием идти на Усть-Медведицу».

Шуруповы за мужество в боях с красными частями поощрялись. После поражения Белого сопротивления многие из них ушли в неведомую эмиграцию и осели в равнинах Турции, высях Болгарии, прериях и городах США…

Это об их суровом поколении, хлебнувшем лиха в той эпохе и обреченном жить вдали от России и Дона, писал поэт В. Роменский:

Так прощайте полковник, до свиданья корнет,
Я же в звании поручика встречу этот рассвет.
Шашки вынем мы наголо на последний наш бой,
Эх, земля моя русская, я прощаюсь с тобой!..

Николай Бичехвост

Недостаточно прав для комментирования