Попов Петр Иванович

Попов Петр Иванович, писатель, бизнесмен

Попов Петр ИвановичШел 1906-й год… Недавно выпущенная книга П.И. Попова «В Америке», написанная по его личным наблюдениям в течение 23 -летней жизни в Америке и изданная в Петербурге, открывала российскому читателю неведомый во многом мир Соединенных Штатов.

Петр Попов – человек необычной судьбы. Родился он 1 января 1847 года в семье простого казака-дьякона в станице Скуришенской. Учился в Усть-Медведицком духовном училище. Закончил Воронежскую духовную семинарию. Но по стопам отца не пошел и поступил в Медико-Хирургическую Академию в Петербурге.

Превратности судьбы его начались с участия в подпольном кружке «Народная расправа» видного революционера С.Нечаева, считавшего, что для достижения цели все средства хороши, даже порочные.

По уголовному делу, возбужденному по факту убийства нечаевцами своего сотоварища, Петр Попов 13 февраля 1870 года был арестован в числе многих подозреваемых. Два года находился он в стылых казематах Петропавловской крепости под следствием, которое контролировал лично Александр 11. Дело о ярых революционерах взбудоражило всю Россию и Европу. Сам Нечаев скрылся за границу, впоследствии был осужден и скончался в Секретном доме Алексеевского равелина.

В 1871 году Петербургская судебная палата назначила нечаевцам строгое наказание, но Петр Попов, был оправдан, в ряду других, за недостаточностью обвинительных улик. Он с трудом верил в свое невероятное освобождение.

Однако он был лишен права получения высшего образования в империи. Больше к коварной революционной деятельности Попов не обращался.

Материалы нашумевшей на всю империю нечаевской истории послужили писателю Ф.М. Достоевскому основой для романа об одержимых правдоискателях -«Бесы».

Скажем, что казака Петра Попова данный удар судьбы не выбил из седла.

Он рискнул выехать в 1872 году без разрешения в Америку, к тому же не зная иностранного языка и не имея запаса денег. Упрямый донец сумел поступить на медицинский университет Нью-Йоркского университета. На учебу зарабатывал, где только мог. После нескольких лет усердных занятий Попов получает в 1875 году желанный диплом доктора медицины.

Вместе с женой он выезжает в дикие дебри Флориды, где врачует белых и индейцев, невзирая на угрозы расистов. Из глуши Флоридских лесов семью Поповых выжила жесткая тропическая лихорадка.

В флоридских местах волжанин-переселенец П.А.Тверской сумел возвести город Петербург-Флоридский, стал его мэром. Тверской писал в русские газеты о жизни передовой Америки. Объездил, как и Попов, многие штаты. Он создал яркую и содержательную книгу об Америке. И возможно, пути этих энтузиастов-эмигрантов не раз пересекались.

Петр Иванович Попов тоже проявляет в Штатах литературные способности. Еще студентом университета он пишет из Нью-Йорка в русские журналы и газеты статьи о культуре, быте, традициях американцев и переселенцев.

Как видно, публицист Попов был реалистом. Он повествовал о преимуществе республиканской системы, американских писателях, порицал ущемление прав негритянского населения и преследование независимой прессы. Только в популярном российском «Новом Времени» его очерки под псевдонимом «Казак» помещались в течение 20 лет!

Он сотрудничает также в солидных американских газетах и журналах, рассказывает «янки» о народном быте, обычаях, видных писателях и поэтах России. «Попов считался в Америке видным, почти единственным в то время авторитетным писателем по вопросам русской жизни и литературы», подчеркивали его современники.

В 1880 году Петр Иванович получает разрешение на возвращение в Россию.

Высокоэрудированный Попов, бывший узник Петропавловской цитадели, был приглашен в Нью-Йорк на ответственную службу в генеральное консульство. Трудился в нем в должности ученого секретаря в течение пятнадцати лет.

Петр Иванович переходит затем в развивающуюся сферу страхования и успешно осваивает этот бизнес.

В 1895 году возвращается в Россию как представитель огромного американского страхового общества «Эквитебль». Он принимает дела этого общества «в собственное владение в качестве директора и главноуполномоченного для России и Финляндии» и добивается крупных финансовых успехов.

Петр Попов не порывал связи с донским краем, состоял в Петербургском обществе взаимопомощи Донских казаков в качестве казначея, выступал в городе на Неве с лекциями перед земляками.

Он продолжает корпеть на литературной ниве, сотрудничает в «Вестнике казачьих войск» и в «Энциклопедии семейного воспитания».

При проживании в Америке ему был выслан русский заграничный паспорт, но, обзаведшись семьей, Петр Иванович, с разрешения русского правительства, стал американским гражданином. Имел свой дом в Бруклине.

Предреволюционное биографическое издание «Донцы 19 века», дает ему такую характеристику: «Попов может служить нагляднейшим примером того, что русский человек обладает всеми теми качествами, которые высоко ценятся в Америке, и которые без всяких влияний, выдвигают людей в ряды крупных общественных деятелей – неутомимая энергия, честность, обширные знания и постоянный личный труд».

Возникала ли у богатого предпринимателя Попова мысль возвратиться на житие в родной отчий край при советской власти? На это попытаемся ответить секретным распоряжением, данным прокурорам Новоаннинского, Михайловского и другим прокуратурой Сталинградского округа в конце 1929 года.

«Отпор обнаглевшему кулачеству нужно сделать решительно. В ближайшие дни в округе необходимо провести показательные процессы о кулацком терроре «убийства, поджоги». Предлагается Вам немедленно в 3-х дневный срок закончить этого рода дела и выслать все следственные дела в окрпрокуратуру спешно ночью…

Промедление в исполнении настоящей директивы будет преследоваться нами в уголовном и партийном порядке».

Здесь же требовалось рассматривать в ближайшие дни по одном делу о кулацком терроре, и наличие твердых доказательств, обеспечивающих применение ВЫСШЕЙ МЕРЫ наказания.

Итак, пути возврата американского бизнесмену Попову в казачий край были заказаны навечно и грозили страшной бедой…

После смерти Петра Ивановича Попова в Америке в Советской России в 1932 году был издан сборник «Нечаев и нечаевцы». В нем рассказывалось о малоизвестном участии Петра Попова в конспиративном сообществе «Народная расправа», о проведении над ним и 86 обвиняемыми первого в России открытого судебного разбирательства по политическому процессу против самодержавия.

Так «американец с Медведицы» Попов вошел в сложную историю освободительного движения в России и в историю русско-американских культурных связей.

Николай Бичехвост

Недостаточно прав для комментирования