Годы суровых испытаний

Годы суровых испытаний

С 28 января по 19 февраля 1915 года полк продол­жая оставаться в составе 3-го армейского корпуса, отошёл с войсками корпуса из Восточной Пруссии к Олите, где 19 февраля пришло приказание: оставить три сотни в рас­поряжении начальника 1-й гвардейской кавалерийской ди­визии генерала Казнакова.

В  ночь на 26 февраля 1915 года группа казаков под командованием хорунжего Ефима Филаретовича Алимова у д. Дембовый Рог произвела разведку укрепленной пози­ции расположенной в тылу противника. Это способство­вало взятию данной позиции на следующую ночь. Также было захвачено два неприятельских орудия.

За это мероприятие хорунжий Е. Ф. Алимов был на­гражден золотым оружием «За храбрость».

2-го марта три сотни и штаб полка, находившийся при 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, вошли в со­став 3-й кавалерийской дивизии, а три другие сотни оста­лись по-прежнему в распоряжении командира 3-го армей­ского корпуса.

9  марта разъезд под командованием хорунжего Хохлачева Николая Алексеевича у д. Новиники, взял в плен заставу противника. Лихого хорунжего представили к на­граждению Георгиевским оружием «За храбрость», а не­много позднее, назначили в 53 Донской казачий полк.

20 марта 1915 года, ввиду болезни Полковника Хопрянинова, во временное командование полком вступил есаул И. Г. Дьяков.

29 марта в командование полком вступил войсковой старшина фон Эксе.

С 3-го по 17 апреля 1915 гола три сотни и штаб пол­ка в составе 3-й кавалерийской дивизии отошли к м. Ора­ны на отдых. А уже 9 апреля к полку присоединились со­тни, бывшие в распоряжении командира 3-го армейского корпуса. Весь полк вошел в состав 3-й кавалерийской ди­визии.

После двухнедельного отдыха, 17 апреля, полк пог­рузился в вагоны и по железной дороге отправился на фронт к северу от крепости Ковна.

Лошади, привыкшие к воле, пугались паровоза и ша­рахались от него. Комбинируя заманивание, силу, угрозу и ласку, их заводили в вагоны, на голову упрямого коня обычно накидывали мешок, и четыре казака втаскивали его за концы широкой брезентовой корды, которую набра­сывали чуть выше скакательных суставов.

В вагоне лошадей располагали по четыре в ряд на каждую сторону, мордами к середине. В специальные пазы вкладывались два деревянных бруса - на уровне ло­шадиной груди. После этого приступали к погрузке тюков прессованного сена, сухого пайка и мешков с овсом. На всю дорогу назначалась смена дневальных по вагону в ко­личестве четырёх казаков.

18 апреля железнодорожный состав прибыл на стан­цию Кейданы, и до 23 июня 1915 года полк действовал в районе: Кейданы, Эйрагола, Шаты, Шавляны, Цитовяны, Шидлово, Шавкоты, Шавли, Порынгово, Жили на реке Венть, находясь по 4 июня в составе 3-й кавалерийской дивизии.

22 апреля 1915 года высочайшим приказом Полков­ник Хопрянинов был отчислен от должности командира полка с назначением в резерв Двинского военного округа.

8 мая 1915 года войсковой старшина фон Эксе был эвакуирован в госпиталь г. Вильно по болезни.

Во временное командование полком вступил Вой­сковой старшина Попов, который командовал до 13 мая 1915 года.

13 мая во временное командование полком вновь вступил войсковой старшина И. Г. Дьяков.

Чехарда с командирами полка закончилась 29 мая, ког­да, назначенный высочайшим приказом от 9 мая 1915 года командиром 3-го Войска Донского им. Ермака Тимофеева казачьего полка, в командование полком вступил полков-пик Александр Разгонов.

С 4-го по 12 июня 1915 года полк входил в состав 4-й Донской казачьей дивизии.

23 июня полк прибыл на станцию Шиляны, погру­зился в железнодорожные вагоны и в составе всей 3-й ка­валерийской дивизии был брошен на Австрийский фронт.

Прибыв в г. Владимир - Волынск 28 июня, полк в со­ставе дивизии действовал в районе Грибовица, Заболотпы, Литовиж, колонии Гуров.

6 и 7-го июля полк в составе бригады от 3-й кав. ди­визии, состоявшей из 3-го Донского казачьего и 3-го Улан­ского Смоленского полков под общей командой Полков­ника Разгонова находился в распоряжении командующего 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии свиты его вели­чества Генерал-майора Эрдели у колонии Гуров.

8 июля 1915 года полк в составе той же бригады вёл бой против высоты 100,4 у деревни Джары.

Есаул, Владимир Александрович Валуев, командуя дивизионом спешенных казаков, направленных для атаки этой высоты, под сильным огнём противника продвинул свою часть вперёд.

Когда уже овладели высотой, то соседняя часть, не выдержав сильного огня со стороны противника, стала отходить назад, поставив тем самым казачий дивизион в тяжёлое положение. Есаул В. А. Валуев с присушим ему мужеством сумел удержать казаков на позиции до глубо­кой ночи, не позволив противнику развить наступление и осуществить преследование отошедшей воинской части.

Отважный есаул был представлен к награждению зо­лотым оружием «За храбрость», но получить боевую на­граду Владимир Валуев смог только в 1917 году. За это время он ещё дважды был представлен к награждению зо­лотым оружием.

9 июля, согласно приказа по 13-й Армии, полк в пол­ном составе выступил из колонии Гуров Владимир - Во­лынского уезда в Суходолы в распоряжение командира 31-го армейского корпуса Генерала Мищенко.

15 июля полк выступил в колонию Новины на соеди­нение с 3-й кав. дивизией, в составе которой действовал до 11 августа.

11 августа 1915 года полк был выделен для самостоя­тельных действий, получив задачу: при отходе 13-й Армии на линию: Локачи, Киселин, Голобы, Повурск, Любашев, Вульно, Дубой, Пинск, Логишин, Доброславка, Хотсничи, Синявка. Для выполнения этой задачи полку было прика­зано, действуя на уступе впереди общего фронта, сохра­нять соприкосновение с противником и преграждать ему доступ в Полесье на данном направлении, применяя мето­ды партизанской войны.

Самостоятельные действия полка продолжались до 17 августа. За это время полк удерживал сначала станцию Голобы, а затем, оставшись у м. Мельница, прикрывал с юга направление на ст. Повурск и м. Любашев, и, получив новое приказание, перешёл через реку Стоход, уничтожив переправы у м. Гулевичи и дер. Ситовичи, прикрыл собою направление от дер. Кашовка и м. Колкина станцию Ма­невичи, которая удерживалась всё время в наших руках до подхода в указанный район частей 16-й кав.дивизии.

С прибытием 17 августа 1915 года Нежинского гу­сарского полка в дер. Галузья, 19 августа, полк поступил в подчинение начальника 16-й кав. дивизии, в составе ко­торой действовал до 4 сентября, когда было получено при­казание выступить из дер. Кукли в дер. Серники, откуда полк был выдвинут с марша дальше к дер. Морочно.

28 августа 6-й сотне была поставлена задача: на рас­свете снять немецкую заставу, которая запирает перекрёс­ток дорог.

Группа казаков С. А. Зотов, Н. Попов, Антонов и др., сняли часового и забросали дом гранатами. После первых взрывов из окон стали выпрыгивать ошеломлённые не­мцы. В плен было взято 25 человек. У казаков раненым оказался один - он подскочил слишком близко к окну, и осколок стекла глубоко просёк мякоть плеча.

3 сентября в сражении всего полка у дер. Кукли взя­то 10 пленных, 55 лошадей, 40 сабель, 20 сёдел и знамя 2-й Ландверной бригады.

Вечером 7 сентября, сделав марш в 130 вёрст, полк прибыл в дер. Морочно, и на другой день утром был вы­двинут в направлении дер. Локница, с боем занял деревни Заозерье и Шпикатывщина и вновь вступил в боевую ли­нию в составе своей 3-й кавалерийской дивизии.

12 сентября полк занял деревни Бережная, Воля и Пожег, туда же 2 октября была доставлена походная кух­ня, а через два дня доставили короткие полушубки, папа­хи, суконные рубахи, тёплые подштанники и другую зимнюю амуницию. Только вот шинелей во время войны полк от интендантства не получил ни разу, несмотря на требо­вания командования полка № 492 от 2.07.1914 г., № 764 и № 765 от 12.10.1915 г., №913 и № 967 от 18.11.1915 г.

На въезде в одну из отбитых деревень стоял боль­шой дощатый щит, на котором была изображена молодая стройная девушка в кокетливо открытом платье, а рядом с ней огромного роста Донской казак. Казак выглядел весь­ма живописно: мундир, отороченный красной каймой, ша­ровары с генеральскими лампасами, винтовка, шашка, вместо пояса - патронташ, с торчащими и грозно поблес­кивающими остроконечными пулями, из-под фуражки с красным околышем - огромный чёрный чуб. Чубатый гер­кулес, злобно прищурившись, откусывал плечо девушки, по её руке струилась кровь. Внизу надпись на немецком языке, которую один из есаулов перевёл так: «Прячьте де­вушек от донских казаков - они очень любят лакомиться «мясом» девушек!».

Однако казаки по указанию командования полка, а больше по своей охоте, помогали местному населению в уборке урожая.

4  октября полк получил приказание перейти из де­ревни Морочно в дер. Перекалье в распоряжение началь­ника 2-й сводной казачьей дивизии генерала Петра Ни­колаевича Краснова. Придя ночью в Перекалье, полк с похода получил боевую задачу и сразу приступил к её вы­полнению.

5 октября полк принимал участие в составе 2-й свод­ной казачьей дивизии во взятии урочища Тараж. Едва 6-я сотня поднялась в атаку, пулемёты противника откры­ли сильный огонь. Густые цепи пеших казаков, не выдер­жав огня, сначала залегли, а потом начали откатываться в свои окопы. Отошли и другие сотни полка. Командир пол­ка принял решение: — повторить атаку в конном строю, чтобы быстрее проскочить равнинный участок перед не­мецкими траншеями.

Несмотря на абсурдность затеи, все повеселели и с шутками бросились в тыл к коноводам, оставив лишь один наблюдательный пост. До проволочных заграждений про­летели мигом. Ошарашенные немцы не ожидали конной атаки и в первый момент растерялись.

У проволочных заграждений, сделанных из двойной кручёной проволоки, произошла заминка, и германские батареи накрыли полк. 6 октября фольварк Александрия был взят.

7,8 и 9 октября полк находился в бою у дер. Езерцы. 19 октября, согласно приказа по 2-й сводной казачьей дивизии, полк в полном составе выступил на присоедине­ние к 3-й кавалерийской дивизии и утром 20 октября за­нял позицию: Островск - урочище Лески, где по 20 дека­бря стоял в боевой линии. С этого момента до 31 декабря 1915 года полк занимал фронт, примерно то северной око­нечности группы озёр у г. дв. Озеры, д. Островск, и на три версты южнее д. Островск. Штаб полка располагался за версту от лини охранения у дв. Озеры.

Коноводы полка располагались в 20 верстах от места расположения полка в д. Привитовка, там же учебная ко­манда и денежный ящик полка.

Отрезанные еле проезжей дорогой, построенной большей частью собственными силами, строевая и хозяйс­твенная канцелярии полка расположились в д. Перекалье, которая находилась в 10 верстах от штаба полка. Там же были оборудованы седельная, шорная и портновская мастерские для поддержания в порядке обмундирования лич­ного состава и конского снаряжения.

О пополнении, прибывавшем в полк, следует ска­зать особо. Прибывая в полк, оно каждый раз вызывало недоумение, а иногда даже раздражение командования. 27 мая 1915 года прибыла команда пополнения из той же 3-й запасной сотни в составе 70 строевых лошадей с пол­ным обмундированием и снаряжением, а 67 строевых ка­заков - частью с винтовками и пиками, частью без пик и винтовок.

Команда пополнения, прибывшая 18 августа в соста­ве 137 казаков, с полным обмундированием и вооружени­ем была вообще без лошадей и сёдел, видимо решили, что в начале мая в полк было направлено 165 лошадей из Тур-ганской области. Только лишь 25 сентября с Дона в полк были присланы 92 жеребца и 2 кобылицы.

В августе команда в количестве 245 казаков, шед­шая с Дона на пополнение полка, пришла только в коли­честве 171 казака. Остальные частью заболели, а большей частью разошлись по другим полкам, в составе которых и были направлены на фронт. Отрадно было видеть в этой команде 34 казака, ранее служивших в полку и теперь при­бывших в полк по мобилизации.

Имел место случай, когда после выздоровления 6 ка­заков были направлены в 12-й Донской казачий полк, а 18 раненых казаков от госпитализации отказались.

Всего с начала боевых действий и к началу 1916 года, потери полка составили: 45 казаков убитыми, 158 ранены­ми (56 вернулись в строй), без вести пропавшими 52, два казака попало в плен.

Среди офицерского состава убитых и без вести про­павших не было. Ранены были: командир 2-й сотни подъесаул В.Парапонов, хорунжии: Е.Алимов, Васильев, И.Голицин - двое последних вернулись в строй. Контуже­ны - подъесаул А. С. Требушенков и сотник Ф. В. Дьяко­нов, хорунжии: В. В. Попов, Ф. В. Измайлов и прапорщик П. Попов - все вернулись в строй.

Точное число трофеев за прошедшее время войны перечислить не представляется возможным, т.к. во вре­мя боёв, особенно в первый период войны, особому учё­ту трофеев, оружия, снаряжения и взятым в плен солдат и офицеров противника, прошедших через полк не придава­лось значения, но во всяком случае их число превосходит указанные цифры. Согласно доклада командира 3-го Дон­ского казачьего полка на предписание № 405 от 31 дека­бря 1915 года: Взято в плен: - 108 человек;

Трофеи: Пики-56;

Винтовки- 125;

Шашки - 87;

Лошади- 118;

Сёдла-74;

Автомобили в исправном состоянии - 3 шт;

(сданы в штаб 3-го Армейского корпуса).

{xtypo_rounded2}А. Покровский, С. Бирюков: "История 3-го Донского Казачьего Ермака Тимофеева полка."{/xtypo_rounded2}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить