Мельников Михаил Яковлевич

Мельников Михаил Яковлевич, белоэмигрант, инженер

Мельников Михаил ЯковлевичБурей изгнания из Советской России молоденькие юнкера и кадеты Белой гвардии были разбросаны в Китай, Парагвай, Египет, Судан...

Не все находили силы получить в зарубежье высшее образование, а заимев его на пределе своих возможностей, заканчивали трудную, порою быстротечную жизнь вдали от берегов родного Дона, Хопра, Бузулука...

Казака донской станицы Нагавской Михаила Мельникова, 19 лет от роду, ветрами гражданской войны занесло в Африку, в пылающий зноем Судан.

А что был до этого? В 1918 году Михаил, будучи студентом, вступает в белый партизанский отряд. Отличаясь смелостью, проходит с боями против красных, (получая ранения), до порта отступления Новороссийска.

При ужасной эвакуации из Новороссийска, дышащий на ладан Мельников был причислен к Донскому военному училищу, что являлось для него спасением.

При слиянии с Атаманским военным училищем он стал юнкером 2-ой конной сотни.

«Как юнкер, как казак, Михаил Яковлевич был одним из лучших, пройдя все этапы гражданской войны: Крым – Константинополь – Лемнос», отмечали его сподвижники.

В эмиграции в Болгарии Мельников идет, из-за куска хлеба, как и многие, на трудоемкие земляные работы. Но мечту о дальнейшем образовании он не оставлял. После несладкой жизни землекопа он поступает в Софии в университет на технические курсы. Но не найдя удовлетворения, Михаил перебирается во Францию.

Он трудится разнорабочим на стройке, «после пятилетнего систематического умственного труда, отвлекаемый заработкам во время летних каникул, получает два диплома Высшего учебного заведения».

Выручала крепкая казачья закалка и воля к жизни.

Теперь мечта и цель Михаилом Яковлевичем достигнута - и он подписывает контракт в тропическую Африку. Проводимая им в палящих саваннах инженерная работа получила блестящий отзыв.

Мельников получает по службе еще лучшее предложение для работы в африканских просторах. Теперь пустыни и дебри уже не страшат его. Нужда перестала стучать в двери его дома.

Но вначале долгожданный отдых в столице Европы, Париже - блистающем витринами, машинами, огнями и модницами. Веселая свадьба с возлюбленной и снова отъезд в золотоносную Африку. И звучат для любимой в его устах стихи оптимиста Николая Гумилева:

Уедем, бросим край докучный
И каменные города,
Где вам и холодно и скучно
И даже страшно иногда.
Нежней цветы и звезды ярче
В стране, где светит Южный Крест,
В стране богатой, словно ларчик,
Для очарованных невест...
В горах, где весело, где ветры
Кричать, рубить я стану лес...
Я буду изменять движенье
Рек, льющихся по крутизне,
Указывая им служенье,
Угодное отныне мне.

В путь на Черный материк молодожены отправляется окрыленные и полные надежд. И Михаил Яковлевич, под стук колес, глядя в счастливые глаза суженой, шепчет ей:

А Вы – Вы будете с цветами,
И я Вам подарю газель,
С таким нежными глазами,
Что кажется – поет свирель...

«Он едет не один и верит, что через два года он получит возможность ехать в Россию или еще более укрепить свое положение за границей, но Бог судил иначе...

Окончилась жизнь, когда казалось, что все плохое позади», сообщают с горечью его близкие друзья.

В чужедальнем Судане, 25 ноября 1930 года в городе Кайсе, от ужасной малярии и истощения преставился в расцвете сил казак Михаил Мельников.

«Вдали от любимой родины, оставив старуху-мать и молодую любящую жену, Михаил Яковлевич скончался на ее руках», сообщалось в зарубежном эмигрантском некрологе, который завершался так.

«Заботами любящей жены на могилу положена каменная плита и, если случайному прохожему она только говорит, что под ней лежит «Мишель Мельников», то мы знаем, что под ней получил вечный покой М.Я. Мельников. Верный сын Тихого Дона, умевший любить друзей и ненавидеть врагов своей Родины, заботливый и любящий сын и муж, верный товарищ и неутомимый работник, умевший учиться, трудиться и творить...

Милый друг! Если прах твой мы не сможем перевезти в Россию, то память о тебе сохраним и поклон «Батюшке Дону и матушке горемычной» - передадим!»

Боже, как навечно далеко оказалась для него родная станица Нагавская от чужеверого суданского города Кайсе.

Николай Бичехвост

Недостаточно прав для комментирования