Казанский собор Спасо-Преображенского девичьего Усть-Медведицкого монастыря

Интереснейшим памятником русско-византийского стиля в Волгоградской области является Казанский собор (1875-1885) Спасо-Преображенского девичьего Усть-Медведицкого монастыря.

Письменные источники позволяют довольно полно восстановить историю строительства собора. Он поставлен на месте старой церкви Петра и Павла. Заказчиком нового собора была игуменья монастыря Арсения (в миру Анна Михайловна Себрякова). Выбрать проект ей помог П. А. Брянчанинов - послушник Николо-Бабаевского   монастыря. Он же вложил немало средств в строительство Казанского собора и принимал в нем самое активное участие. Вместе с П. А. Брянчаниновым Арсения ходила в Николо-Бабаевский монастырь. Николо-Бабаевский собор с отличными пропорциями, цельными архитектурными формами, нарядным декором показался Арсении особенно подходящим для повторения в своем монастыре. Здесь она получила планы и смету в 51567 руб. для нового собора. Автором проекта был петербургский архитектор, большой знаток византийского зодчества академик И. И. Горностаев (1821-1874).

Казанский собор Спасо-Преображенского девичьего Усть-Медведицкого монастыря

Иван Иванович Горностаев получил специальное образование в Академии художеств, где он обучался с 1842 по 1846 г., получил две серебряные медали. После окончания Академии много путешествовал: Италия, Греция, Турция, Малая Азия, Палестина, Египет, Франция, Германия. Только в 1851 г. вернулся в Россию. Б 1854 г. получил звание академика. Целый год, с 1858 по 1859, заняли поездки в древне-русские города Новгород и Псков, где он занимался обмерами. Им было сделано много чертежей, обмеров памятников западных губерний. Б 1860 г. И. И. Горностаев принимал участие в конкурсе на памятник тысячелетию России.

Казанский собор Спасо-Преображенского девичьего Усть-Медведицкого монастыря

В 1871 г. игуменья Арсения представила архимандриту Маркелину рапорт с просьбой разрешить строительство собора в Усть-Медведицком монастыре. Разрешение было получено в 1873 г., а в 1875 г., уже после смерти И. И. Горностаева, собор был заложен. Работы проводились под наблюдением архитектора Войска Донского академика А. А. Ященко (1842-1893). К 1877 г. была закончена кладка стен и возведен главный свод купола. В этом же году были установлены шесть колонн из белого итальянского мрамора стоимостью в 850 руб. каждая.

Ее базы и капители выполнены в петербургской мастерской скульптором Бариновым. Эта мастерская была широко известна. В ней выполнялись заказы для многих храмов. В частности, был исполнен беломраморный иконостас для церкви Святителя Николая Чудотворца (1866-1871), располагавшейся на правом берегу Большой Невки. Эта небольшая церковь - одна из невосполнимых утрат архитектуры Петербурга.

Усть-Медведицкий монастырь пещеры

К созданию внутреннего убранства были привлечены московские мастера. Ими были выполнены и установлены мраморные колонны; по проекту архитектора Б. А. Зыкова в 1879 г. выполнены два иконостаса, иконы для которых писал иеромонах Троице-Сергиевой лавры о. Симеон, а стенопись в 1884 г. - художник Соколов. В оформлении интерьера участвовал цеховой мастер Коротаев. Пять медных позолоченных крестов, которые сияли на куполах, сделал в Москве мастер Е. Герасимов. 8 сентября 1885 г. архиепископ Донской Митрофан освятил храм при 15 тысячах богомольцев.

Собор Казанской Божьей Матери занимает южную часть монастыря. Это кирпичное, внушительных размеров здание на высоком цоколе, состоящее из двусветного четверика основного объема, покрытого четырехскатной кровлей с пятью главами со шлемовидными куполами (сохранилась лишь центральная) на вытянутом восьмигранном барабане, каждая грань которого прорезана арочными окнами), к четверику с востока примыкают сильно вынесенные три граненые апсиды, а на западном фасаде - двусветная в восемь осей трапезная, равная по ширине храму, и притвор.

Членение фасадов собора, его двухчастные и трехчастные арочные окна соответствуют приемам византийской архитектуры. Б организации фасадов большую роль играет ритм. Он основан на чередовании оконных проемов (нижним спаренным отвечают широкие верхние). Для придания вертикализма все углы фасадов второго яруса оформлены пучками полуколонн, узкими полуколонками отмечены ребра на барабане. Особую пластическую выразительность фасадам придает широкое применение профилированного кирпича. Стены украшают латинские и греческие кресты, выложенные из него. Они то рельефно выступают (под окнами второго яруса), то как бы врезаются в толщу стены. Используются в декоре и другие формы, такие как сухарики, валик; под междуярусным карнизом - двухчастный декоративный поясок из поребрика и сухариков. Дополнением к общему убранству фасадов являются металлические решетки с интересным рисунком.

В интерьере четверик собора имеет купол восьмигранной формы, поставленный на подпружные арки и почти плоские паруса. Рукава креста от храма отделяются низкой перегородкой с арочными проемами. С алтарем храм связан боковыми арками. Центральная апсида соединена с двумя другими арочными проемами.

Особенно впечатляет интерьер трапезной. Следуя в организации плана схеме трехнефной базилики, зодчий Казанского собора по-новому решает ее внутреннее пространство., Нефы разделены двумя рядами прекрасных мраморных колонн по три в каждом. Между колоннами переброшены высокие арки. Центральный неф шире боковых в два раза. Большую художественную ценность представляют беломраморные колонны с резными капителями, точно скопированные с византийских образцов. Их присутствие придает интерьеру особую торжественность.

Внутри стены храма были оштукатурены и расписаны. Сохранившиеся незначительные фрагменты живописи дают возможность судить о том, что она выполнена в духе позднего академизма, характерном для живописи последней четверти XIX в.

Немаловажную роль в оформлении интерьера собора играют профилированные карнизы и аркатурный пояс.

Каменная лестница, расположенная в юго-западной камере, ведет в нижнюю церковь Арсения Великого. Она повторяет план верхнего храма. Трапезная в ней разделена на нефы мощными крещатыми столбами. Интерьер нижней церкви темный, аскетичный, мрачный и напоминает подземные катакомбы. Контраст блеска, торжественности верхнего храма, залитого светом, и таинственности нижнего, производит сильное эмоциональное воздействие на богомольцев. Здесь как бы один мир сменяется другим.

Из церкви Арсения Великого идет проем-лаз в лабиринтообразные пещеры, протяженность которых составляет около ста пятидесяти метров.

Прежде чем перейти к рассмотрению пещер Усть-Медведицкого монастыря, следует хотя бы коротко остановиться на пещерокопательстве в России, так как оно имело место в Волго-Донском междуречье. Кроме вышеназванного монастыря, в Волгоградской области пещеры встречаются в меловых горах возле бывшего женского Свято-Троицкого Каменобродского монастыря в Ольховском районе (сейчас преобразован в мужской), имеются катакомбы в городе Волжском (село Безродное), пещеры близ станицы Арчединской.

Подземные сооружения в истории русской архитектуры занимают скромное место, очень слабо изучены. Самым известным пещерным комплексом, которому посвящена довольно обширная литература, является Киево-Печерский монастырь (XI в.). Особая популярность киево-печерских пещер началась с XVII в. Они стали прообразом при создании поздних пещерных сооружений XVII-XIX вв.

Как считают исследователи донских пещерных монастырей, здесь пещерокопательство началось в XVII в. Вообще, датировка пещерных сооружений довольно затруднительна, это отмечают многие ученые, в том числе обследовавшие киевские пещеры, в частности П. П. Толочко39.

На Верхнем Дону известны пещерные монастыри: Шатрищегорский Преображенский (1652), Малые Дивы - Успенский Дивногорский (1656) и др. Эти пещеры, как и пещеры в Волгоградской области, отличаются от киевских прежде всего иными геологическими условиями. Здесь иной грунт - меловой. Так же еще в дореволюционной церковной и краеведческой литературе исследователи отмечали и некоторую отдаленность от киевских пещер в планировке, по технике отделки, по высоте.

Вследствие того, что постоянная жизнь в сырых подземельях была практически невозможной, рядом с пещерами появляются деревянные, а затем и каменные здания. Скорее всего, так было с пещерами, скрытыми внутри небольшой меловой возвышенности по соседству с женским Каменобродским монастырем. Исследователь дивногорских пещер Н. Е. Макаренко считает, что «они близки пещерам, вырубленным так же в меловой горе близ Каменнобродского монастыря Царицынского уезда Саратовской губернии, там они лишь длиннее».

Надо полагать, что пещеры под Казанским собором существовали еще до того, как в 1874 г. игуменья Арсения приступила к пещерокопательству и где только через год с благословения архиепископа Платона была совершена его закладка. Возможно, не случайно именно это место было выбрано для строительства нового собора и была разобрана находящаяся здесь Петропавловская церковь.

Для того чтобы устроить подземный монастырь, необходимо приложить огромный труд. Могла ли Арсения со своими монашками проделать такую работу, ведь к тому времени ей уже было за сорок. И еще один вопрос - почему Арсения не приступала к этой работе раньше? К 1874 г. она уже одиннадцать лет была настоятельницей монастыря, и двадцать лет прошло с того дня, когда ею было совершено богомолье в Киев, где она впервые увидела киево-печерские пещеры. Скорее всего, связанные со строительством собора работы коснулись и подземелья. Арсения занималась обновлением уже существующих пещер - цементированием потолков, заливкой цементом кирпичных полов. Можно предположить, что пещерный комплекс сформировался раньше. Окончательно точную дату их возникновения сможет дать только очень тщательное обследование и изучение пещер.

Перед входом в пещеры под Казанским собором находится небольшое помещение. Из исторического описания известно, что в нем раздавались свечи, что на западной стене было изображение «Страшного суда». За ним шло еще одно помещение, в котором находилась икона «Вход Господа в Иерусалим». Дальше идет спуск в пещеры. Часть пещер была посвящена Христу - «Крестный путь Спасителя», другая посвящена Марии - «Страстный путь Божьей Матери».

Пещерный интерьер воспринимается особо, иначе, чем в наземном храме. Пещера обозревается лишь частично, в зависимости от того, где располагается источник света. Пространство все время изменяется,  оно зависит от движения пламени свечи, подвижности теней. Это один из моментов эмоционально-художественной стороны пещерных монастырей. Не меньшее впечатление производит планировка, она имеет криволинейные ходы.

План подземелья в Усть-Медведицком монастыре близок к симметричному, хотя для большинства планов южнорусских монастырей характерна асимметрия. Б данном случае симметрия несколько нарушается ответвлением в восточной части комплекса. В комплексе преобладают сводчатые подземные хо¬ды шириной в 70 см и высотой около двух метров. Над помещениями коридор многократно ломается под разными углами. Он начинается от входа и затем разветвляется на два рукава. На некоторых участках он не имеет изгибов и отличается прямизной и значительной протяженностью. Кое-где стены ходов прорезаны небольшими полукруглыми и прямоугольными нишами (возможно, они предназначались для икон или светильников). В тупиковых отрезках располагались молельни или часовни. Это близкие к квадрату помещения с одним и реже с двумя проемами в коридор. Б восточной части подземелья коридор ведет в группу из трех помещений, возможно, в одном из которых предполагалось устроить подземную церковь. Суровый, призрачный интерьер пещер противопоставляется внешнему миру и является сильным элементом психологического воздействия.

Приведенная строительная история Казанского собора Усть-Медведицкого женского Преображенского монастыря с его пещерами показывает, что он является ценным памятником, «составляющим украшение всей Земли Донской».

Серебряная В. В. "Культовое зодчество Волгоградской области". Волгоград, 2002

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить