Карасев Алексей Алексеевич

Карасев Алексей Алексеевич, писатель, юрист

Карасев Алексей Алексеевич«Это был высокий стройный старик со смуглым казачьим лицом, с пышной шевелюрой вьющихся седых волос, с такими же усами и бородой. На нем были широкие шаровары с алым лампасом и синий чекмень, подпоясанный синим шарфом. Своим видом он как бы олицетворял седой Дон».

Так описывает Алексея. Карасева на донском балу в Петербурге в 1902 году, автор «Казачьего словарясправочника», изданного в США. Кто же был таков, это примечательный Карасев?

В заваленной снегами станице Островской Усть-Медведицкого округа в феврале 1834 года родился Алексей Карасев. Дед его при Екатерине Второй служил в чине секунд-майора. В войну 1812 года за «отличную храбрость» рескриптом Александра 1 был награжден орденом святой Анны 3-го класса и святого Владимира 4-ой степени с бантом.

Первые годы детства Алексея пробежали в родительском доме в Усть-Медведицкой станице, рядом с толковым дедом-ветераном. Затем учеба в приходском и местном окружном училище, Новочеркасской гимназии. Здесь Алексей на удивление всем стал сочинять стихи и прозу. Проявленное дарование он пронесет через всю беспокойную жизнь.

Обучаясь в Харьковском университете на юридическом факультете, Карасев в разгар Крымской войны пишет патриотическую пьесу, которую с успехом ставят в Харьковском театре.

После окончания университета он работает в Новочеркасске в комиссии по улучшению быта крестьян и награждается за усердие серебряной медалью.

Трудится секретарем войскового по крестьянским делам присутствия.

С 1869 года начинается ответственная юридическая деятельность Карасева в войсковом гражданском суде. А спустя два года его избирают в мировые судьи Черкасского округа. Затем в течение 15 лет он является присяжным поверенным (адвокатом) окружного суда.

Однако правовая деятельность не удовлетворяла его. «Он жаждал газетной, журнальной работы, кипучей широкой деятельности», сообщают его современники. Незапятнанный адвокатский фрак он сменил на
сюртук журналиста.

Карасев в Новочеркасске стал редактором частной газеты «Донской вестник». Но она приказала долго жить, прекратила свое существование, а он попал в немилость. Тогда Алексей Карасев становится во главе «Донской газеты».

В ней появляются его острые исторические статьи, правдивые бытовые очерки и стихи о нелегкой жизни донского края. Но тут столичная цензура в 1879 году закрыла газету из-за ее обличительного направления.

Не сдающийся Карасев продолжает публиковать свои актуальные очерки в других изданиях. Он, неравнодушный к «свинцовым мерзостям» российским, жил и писал в непростое время назревших земельной, крестьянской, судебной и военной реформ.

С 1890 по 1898 год Алексей Алексеевич состоит членом областного по крестьянским делам присутствия, и это дает ему материалы для жгучих статей.

Неугомонный Карасев продолжает «свою литературную деятельность в местных газетах и в том же духе, что заставило влиятельных людей отшатнуться от него и отдать последствиям доноса, по которому он был отдан под суд, присудивший его к выговору с занесением в послужной список», так пишут его собратья по перу.

Зависть и клевета недоброжелателей черным облаком клубились над его творческим столом. Алексей Карасев посему не раз вспоминал высказывание гонимого поэта Михаила Лермонтова:

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья.
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Карасев был упорным защитником проводимых реформ, сторонником введения земских учреждений и казачьего, народного самоуправления на Дону. Он являлся активным областным гласным. Однако в периферийном Новочеркасске все это не находило широкого отклика и формировало против него блок недругов. Даже неукротимой энергии Алексея Карасева оказывалось мало, чтобы пробивать стены казенного равнодушия чиновников.

Писатель Карасев остро понимал, что обновление России вызывает большой интерес к свободолюбивому прошлому Дона, хотя цензура бурную историю казачества пыталась держать на замке и ставила препоны его актуальным статьям.

Но все сильнее дул ветер перемен, и новое время настойчиво стучалось в старинные, скрипучие ворота
Новочеркасска.

Алексей Алексеевич, чрезвычайно напрягаясь, углублялся в тайны минувшего и публикует свои острые, полные драматизма, свои исторические труды, как «Бунт на Дону в 1862-1863 годах», «Атаман Ефремов», «Полковник Грузинов», «Чернышев на Дону», «Два трупа», «Предсмертное слово Дона» и другие. Они появились в прогрессивных столичных изданиях, как в «Русском архиве», «Русской старине», «Петербургских ведомостях», «Вестнике казачьих войск».

Вдумчивый читатель стремился познать то, что от него так долго и тщательно скрывала цензура и время.

Исторические персонажи и замыслы теснились в его голове, и он старался осуществить задуманное. И сколько ему удалось осуществить!

«Трудно перечислить в настоящее время все напечатанное им за 40 лет его литературной деятельности», так писали о Карасеве крупные дореволюционные биографы.

Заметим, что Алексей Алексеевич не гордился от известности и не страдал корыстолюбием. Видную роль этот подвижник играл в культурной и благотворительной жизни Новочеркасского общества.

Ему многим обязаны библиотека и любители драматического искусства, статистический комитет, театр и бедные донские учащиеся.

«22 марта 1913 года на 80 году жизни скончался один из старейших на Дону журналистов и видных участников эпохи великих реформ Алексей Алексеевич Карасев», - взволнованно писал солидный российский журнал «Исторический вестник». - «В каждом слове трудов его чувствовалась исключительная любовь к Дону, к его историческому прошлому». И его труды остались нам, как его духовное завещание.

Потому и вспоминаются слова народного любимца, поэта Роберта Бернса.

Да здравствует право читать.
Да здравствует право писать.
Правдивой страницы
Лишь тот и боится,
Кто вынужден правду скрывать.

С той поры минуло много-много лет, но имя Алексея Карасева по-прежнему сверкает для нас благородным блеском подлинного гражданского патриотизма.

Николай Бичехвост

Недостаточно прав для комментирования