Голубинцев Александр Васильевич

Голубинцев Александр Васильевич, генерал-майор, писатель

Голубинцев Александр ВасильевичВ годы Гражданской войны Александр Голубинцев был известен как лидер крупного антибольшевистского восстания белоказаков в Усть-Медведицком округе Всевеликого Войска Донского и как командир Донской казачьей дивизии.

Он автор уникальных воспоминаний «Русская Вандея: Очерки Гражданской войны на Дону 1917-1920 гг.», напечатанных в Мюнхене в 1959 году. Этот период борьбы на Верхнем Дону до сих пор мало освещен в исторической литературе.

От борьбы против власти большевиков Голубинцев, подобно белому атаману П.Н.Краснову, перешел в годы Второй мировой войны к сотрудничеству с фашистами.

Итак, А.В. Голубинцев родился в 1883 году. Происходил из казаков станицы Усть-Хоперской. Окончил Новочеркасское военное училище в звании хорунжего. Состоял в комплекте Донских казачьих полков.

Голубинцев с 1902 по 1917 год служил в 3-м Донском Ермака Тимофеевича казачьем полку. Участвовал в сражениях Первой мировой войны в звании воскового старшины. В феврале 1918 года, будучи командиром 3-го Донского казачьего полка, привел с фронта полк на Дон и распустил его по приказу донского атамана Каледина. Сам поселился в станице Усть-Хоперской, проводил среди казачества подпольную деятельность по подготовке восстания против большевиков.

25 апреля 1918 года искра гнева вспыхнула, и казачий съезд советов Усть-Хоперской станицы решил: «Общее собрание станицы и хуторов постановило: не подчиняться существующей Советской власти и всеми мерами задерживать красногвардейцев».

Начальником гарнизона станицы, из двух вооруженных пеших сотен и одной конной, назначается войсковой старшина А.В. Голубинцев.

Мобилизацию он проводит на хуторе Большом и в других поселениях. «Несмотря на общий подьем, все же не чувствовалось особенной твердости и приходилось быть особенно бодрствующим и острожным в распоряжениях так, чтобы не свалится ни вправо, ни влево», откровенно вспоминал он.

С июля 1918 года по февраль 1919 года он водит в бои свой 4-й конный отряд, входящий в Усть-Хоперскую дивизию Донской Армии. Находится в составе войск генерала Мамонтова.

В конце 1919 и начале 1920 года Голубинцев командует конной группой 4-й Донской дивизии. В ноябре 1920 года был произведен в генерал-майоры.

За этот период отрядами Голубинцева были взяты с боями станица Усть-Медведицкая и ряд близлежащих поселений. Красные части командира Ф.К. Миронова отступили в слободу Михайловку. Голубинцев в мемуарах рассказывает о взаимоотношениях с будущим красным командующим 2-ой Конной армией казаком Мироновым. Объеденные силы белоказаков заняли Михайловку, отряды казаков Голубинцева «рубили красную сволочь», как пишет он, и слились с Донской Армией.

В наступлении на Михайловку вместе с Голубинцевым участвовал добровольцем секретарь Войскового Круга, популярный писатель Федор Крюков, контуженный в этом бою артиллерийским выстрелом. Вдохновленный восстанием Усть-Медведицких казаков, он написал знаменитое стихотворение в прозе «Родимый край».

Среди командиров Белого движения Голубинцев был известной личностью. По его руководством Донские казачьи части одержали ряд побед под красным Царицыным.

Отступая перед частями Красной Армии, беспощадно «рубивших белых саблями на скаку», Голубинцев со своими подразделениями оказался в Крыму. В ноябре 1920 года он с остатками армии Врангеля эвакуировался в Турцию.

Обосновался Александр Васильевич с семьей в Болгарии «в весьма скромном благополучии». Голубинцев «оставался на непримиримых антикоммунистических, монархических позициях». В Болгарии он преподавал на офицерских курсах крупнейшего Русского общевоинского союза, нацеленного на сопротивление большевикам.

В 1942 году он публиковался в профашистском болгарском журнале. В 1944-1945 гг. состоял начальником спецлагеря в австрийском г. Кирхберг, где занимался формированием советских военнопленных и граждан для несения службы в гитлеровском вермахте.

Весной 1945 года Голубинцев был прикреплен к штабу РОА, к перешедшему к фашистам бывшему советскому генералу А.А. Власову. Голубинцев уже значился как кандидат на пост атамана сводных казачьих войск, готовящихся выступить против сталинской России.

В победном 1945 году он содержался в лагере военнопленных при войсках США. Сумел избежать выдачи властям Союза ССР. Проживал в западной зоне оккупации Германии и ФРГ. Был здесь одним из организаторов и руководителей Общеказачьей станицы.

Участвовал в издании ежемесячного станичного журнала «На пикете».

«После полувека периода войны, революции и эмиграции, за несколько дней до моего отъезда в Америку, судьбе угодно было столкнуть меня в Мюнхене с моим большим приятелем и сослуживцем в полку есаулом С.А. Поляковым». Так вспоминает Голубинцев в рассказе «Мистика степи» о встрече с донцом Поляковым, ранее проживавшем в родовом имении Ольховке Усть-Медведицкого округа.

В 1955 году Голубинцев переехал в США, занимал в городах различные общественные должности, вел переписку с единомышленниками в различных странах. Писал рассказы и очерки в изданиях российского зарубежья, как «Общеказачий журнал» (США), «Русский Путь» (Франция).

Его строки о Доне были созвучны стихам антикоммуниста, служившего в казачьих частях вермахта во Второй мировой войне, донского казака станицы Островской Павла Полякова:

В бой, твоей радея славе,
Шли сыны беспрекословно
И ложились трупом в поле
В годы страха – поголовно.
Кто ж тебя, борясь, оставил
И в изгнаньи жил страдая,
Всяк тебя пред миром славил,
На земле считая раем.

Александр Васильевич Голубинцев скончался 19 апреля 1963 года в г. Кливленде, в США.

Сын его Анатолий Глен, проживающий во Флориде, передал рукописи отца в Новочеркасск в надежде опубликования их в России.

Сборник рассказов и очерков А.В. Голубинцева «Потухшие искры» был издан в Ростове-на-Дону в 2005 году фондом «Казачье зарубежье».

Такой же белоэмигрант, офицер-донец, поэт Николай Туроверов после нападения фашистской Германии на Советский Союз, «всей душой был на стороне своей исторической Родины и верил в ее победу». Он заклинал:

…И не проси пощады у возврата,-
Забывшим родину – пощады нет!
Пощады нет тому, кто для забавы
Иль мести собирается туда…

История, а тем более казачества, состоит из многих противоречивых и сложных деятелей, нередко знаменитых, но не обязательно позитивных. Но в объективной истории Дона, думается, должно быть предоставлено место всем: и положительным личностям и их противоположенностям.

Николай Бичехвост

Недостаточно прав для комментирования