Евстафьев Алексей Григорьевич

Евстафьев Алексей Григорьевич, дипломат, публицист, драматург.

Евстафьев Алексей ГригорьевичИз далекого прошлого пристально и загадочно смотрят на нас пронзительные глаза писателя и дипломата Алексея Евстафьева.

Донской казак А.Г. Евстафьев оставил значительный след в истории русско-американских отношений.

Однако капитального труда или цельной научной монографии о нем пока не написано.

Вышел Алексей из семьи благочинной. Отец его был священником. Алексей, с 1783 года рождения, окончил блестяще Харьковскую духовную академию.

В 1798 году вице-канцлер В.П. Кочубей лично направил даровитого юношу служить в Лондон в церковь при русском посольстве.

В Англии молодой Евстафьев быстро и в совершенстве овладел английским языком. В дружной группе российских чиновников при после графе С.Р.

Воронцове проявил себя как первый памфлетист.

Пользовался поддержкой опытного священника посольской церкви Якова Смирнова, давно проживавшего в Англии.

Во время наполеоновских завоевательных походов Евстафьев издал в Лондоне на английском языке множество брошюр в защиту русской политики. Он метко опровергал французскую клевету на Россию.

Используя данные о резервах России, автор проницательно предсказывал поражение Франции в будущей войне с Россией и размах партизанской войны с завоевателями.

Алексей Григорьевич проявил также литературное дарование. Переводы им трагедии Сумарокова «Дмитрий Самозванец», сочинений Ломоносова получили одобрение английских читателей. Он впервые описал казаков, вызвавших в Европе огромный интерес после перехода Суворова с казаками атамана А. Денисова через скалистые снеговые Альпы.

Евстафьев, укрепляя престиж российский в крепкой Англии, обратил на себя внимание Министерства иностранных дел России. Он был переведен на службу в канцелярию посольства.

Летом 1808 года Евстафьева внезапно вызывают в Петербург. Вблизи Темзы, в посольском доме, с ним расстаются верные друзья. Сдвинув кружки с пенящимся элем, поют самую знаменитую в мире прощальную песню любимого Роберта Бернса:

Забыть ли старую любовь,
И не грустит о ней?
Забыть ли старую любовь
И дружбу прежних дней?
За дружбу старую-
До дна!
За счастье юных дней!
По кружке старого вина-
За счастье юных дней!

Промчавшись на почтовых через шумную Европу, не успев повидать отчий край, Евстафьев направляется в Петербург. А оттуда, по поручению имперских властей - на край света, в Америку.

Евстафьеву была доверена должность русского консула в портовом Бостоне. Следуя в Америку через океан на белоснежном паруснике, он едва не утонул в бушующей бездне, попав в кораблекрушение. Однако уцелел и даже спас бумаги Коммерческой коллегии, обвязав их вокруг себя.

Америка поначалу холодно встретила его. Невзирая на это, Евстафьев активно занимается установлением русско-американских культурных и коммерческих связей.

Его литературная деятельность начинается с публикации в газете Бостона 24 января 1813 года великолепной статьи «Американская свобода защищалась донскими казаками».

Весной 1813 года в крупных городах США состоялись специальные торжества в связи с победой России в войне с Наполеоном.

«Самым разительным, - писал русский посланник в Вашингтоне А. Дашков, - было празднование русской победы в Бостоне», где высокий тон задавал казак-посланник А.Евстафьев. Там «Целый город выражал свой энтузиазм».

Евстафьеву пришлось отражать в печати резкие нападки американцев, (не так давно освободившихся от английского владычества), и поэтому отрицательно настроенных к Англии, сегодняшней союзнице России по борьбе с Наполеоном.

Евстафьев проявляет себя разносторонне - как писатель, драматург и поэт. На сцене Бостона ставились его драмы с участием лучших актеров. Он профессионально играл на скрипке в Бостонской филармонии.

Этот донской казак пользовался популярностью в высшем свете Бостона и сумел задавать в нем должный тон.

«Джентльмен и ученый - украшение своей страны и наш друг», - писали о нем зарубежные дореволюционные исследователи.

«В России его считали человеком большого таланта, но его враги были настолько сильными, насколько великими были его друзья». Хотя скромный в прошениях на Родину дипломат Евстафьев нередко стоял на грани откровенной нужды.

Писатель Лонгфелло был в восторге от семьи Евстафьевых, особенно красавицы дочери-казачки, блестящей пианистки, украшении всех бостонских балов.

Одаренный Евстафьев был драматическим критиком. Его поэмы выходили отдельными книгами.

Он оставил целый ряд литературных и политических произведений на английском языке, в том числе о далекой и загадочной России, о донских казаках, например, «Казаки на пути в Париж». В Америке он стал настолько своим, что русского Евстафьева считали просто «Американским писателем». За свои литературные труды автор получил от императрицы Елизаветы Алексеевны бриллиантовый перстень.

Отделенный Великим океаном от Отчизны, он никогда не забывал о ней и дважды пересекал пучину, достигая Петербурга. Приезжал в родные донские края. Привозил из-за океана лучшие образцы зарубежной техники.

Опытного и ответственного Евстафьева высшие российские власти направляют в 1829 году консулом в Нью-Йорк.

В 1841 году государственный муж граф Н.С.Мордвинцев «ходатайствовал о возведении американского консула Евстафьева в звание министра, отзываясь о нем в самых лестных выражениях».

Свою многотрудную должность Алексей Евстафьев исполняет по 1852 год, успешно решая в интересах России дипломатические, коммерческие и военные дела.

Современники его писали: «Любовь к своему Отечеству, и ревность к славе его, занимали искусное перо г. Евстафьева». Он умер в 1857 году в Нью-Йорке.

Прошли десятилетия, прошагали гулко столетия…

Сегодняшние академики, едва прикоснувшись к огромному и малоисследованному наследию Евстафьева, подчеркивают, что «Евстафьев своими книгами о России способствовал дальнейшему интересу американских читателей и зрителей к русской теме, став первым пропагандистом русской истории и культуры в Соединенных Штатах».

И еще. «А.Г. Евстафьеву по праву принадлежит одно из самых видных и почетных мест в истории первых русско-американских культурных и общественно-политических связей».

Задумаемся… Евстафьев прослужил в Америке целых 50 лет! И огромный Нью-Йорк хранит прах своего великого друга.

Но служил он, прежде всего на благо своей Родины, своего Отечества. России.

Вряд ли помнят о нем в Бостоне, Нью-Йорке или туманном Лондоне.

Но мы из сумерек веков возвращаем к свету славное имя сына российского - казака А.Г. Евстафьева.

Затратив много кропотливых лет на поиски материалов о жизни и деяниях Алексея Евстафьева и закончив о нем работу, мне стало как-то грустно расставаться с полюбившимся мне этим человеком… и чудесными стихами Роберта Бернса. Тогда я решил вдохнуть жизнь и воскресить имя Евстафьева на экранах областного телевидения в передаче «Тайны старых архивов» и в книге «Звени, звени святая, Русь!».

Николай Бичехвост

Недостаточно прав для комментирования